Кризис добрался до Магнитогорска

2009-02-17

Магнитогорск – первый социалистический город на Урале. Строился он для обеспечения нужд металлургов, и сейчас оказался заложником этой системы. Благополучие закончилось в августе прошлого года. Уже в сентябре металл перестали покупать, а к январю производство на комбинате сократилось в 6 раз. Пока гасили доменные печи, безработица выросла в пять раз, и сейчас за пособием в службу занятости приходят до 800 человек в день.

Любовь Соколова отработала в офисе комбината 10 лет. Теперь вместе с 2 тысячами сотрудников попала под сокращение и теперь осталась с двумя детьми и двумя кредитами на руках. Найти новое место, говорит Любовь, сейчас крайне сложно. В Магнитогорске самый высокий уровень безработицы на Урале. От падения цен на металл пострадали абсолютно все. Ведь комбинат опосредованно давал работу всему городу – строителям, транспортникам, банкирам, торговле. Теперь деньги тают – жизнь в Магнитке замерла.

«Сколько я ни бегала, я не нашла ничего. Сейчас, наоборот, сокращения сплошные. Люди и на ползарплаты работают, только чтоб остаться на своем месте», — говорит Любовь Соколова.

Очередь в центр занятости люди занимают с 6 утра. Нужно попасть любой ценой и скорее оформиться, ведь вакансии – наперечет, причем, даже самые непрофессиональные и низкооплачиваемые.

«Я уже 3 месяца ищу работу, не могу найти. Я даже грузчиком пытался – не берут», — жалуется безработный Александр.

Столько дворников и грузчиков городу не нужно. Пока еще востребованы милиционеры и медики. Это все, что может дать сам город. Фирмы закрываются, сокращают персонал. Местные жители готовы на всё, лишь бы деньги платили. На пособие не проживешь, а у всех кредиты.

«Средняя зарплата в Магнитогорске была около 19 тысяч, средняя зарплата на основном градообразующем предприятии – 25 тысяч. Ну, и сравнивать вот эти тысячи с 5600 рублями, конечно, несколько некорректно», — объясняет Вячеслав Таркин, директор центра занятости.

История одного из крупнейших мировых центров черной металлургии начиналась 80 лет назад с палатки. Ей даже памятник поставили. Постепенно рабочий поселок стал городом, разделенным Уралом на две части. Причем, правый берег – в Европе, а левый, где комбинат – в Азии. И надо сказать, жизнь по обе стороны реки отличается так же, как континенты друг от друга.

Если сравнивать с городом, завод сейчас – оазис благополучия. Зарплату не задерживают. А сокращения, как говорят, планировали давно: 60 тысяч человек – огромный штат. В благополучные времена кормить всех было не сложно. В кризис, когда доходы упали, от бремени решили избавляться. Сокращения пока коснулись только офиса – это его сотрудники на бирже труда. Работяг, которые заняты на производстве, не трогают, а по возможности переводят на другие направления. Из домны, к примеру, на стройку. Так что рабочих оставили, только зарплату урезали.

«Немножко заработки снизили. А так нормально. Как работали, так и работаем. Нам стоять не дают», — говорит Владимир Рыбаков , третий горновой ММК.

Сокращения продолжатся – это вопрос уже экономической выгоды. Исходя из нее же отказываются от услуг фирм-подрядчиков. Нужды завода удовлетворяют своими силами. Металлурги переквалифицируются в строителей, уборщиц и медиков.

Вице-президент ММК сам вырос в бараке у комбината. Но теперь он – по другую сторону, и отказывается от ответа за тех, кого приручили еще при Союзе.

«Стереотип сложился: металлурги, вы тут главные, вы тут несете ответственность. Если что – должен комбинат сделать. Почему? Да потому что он градообразующий и все прочее, и все вытекающие отсюда последствия. Это чувство нахлебничества, родившееся в нашем обществе, что кто-то должен, обязан. За что ж мы несем такую ответственность? Мы налоги заплатили. Вот только мы сейчас, и не только мы – все, сели в лужу и налогов нет, потому что нет прибыли», — объясняет Александр Маструев, вице-президент ООО «Управляющая компания ММК» по персоналу и социальным программам.

Мэр тоже вырос здесь, в Магнитогорске. В Детройте никогда не был. Но живо интересуется тем, как это делается в Америке, и хочет избавить город от металлургической зависимости.

«Крупная металлургическая промышленность тоже упала в Америке, но Детройт же не умер? Появились альтернативные виды производства, появилась диверсификация. И город выжил. И сегодня считается одним из прекрасных городов. Если бы не было комбината, мы что здесь, коз бы пасли? Есть же примеры оздоровления подобных городов», — считает Евгений Карпов, мэр Магнитогорска.

Металлурги на новые кредиты начали строить крупнейший в Европе прокатный стан. Технологии самые продвинутые. Оборудование заказывали в Германии. Для предприятия, которое ни разу существенно не обновлялось, это прорыв. Правда, много рабочих мест новый стан не даст, все будет максимально автоматизировано.

«Ломбарды! Вот кто хорошо живет. У них сейчас дела идут лучше всех», — уверен водитель Андрей.

В ломбарды сдают даже машины, телефоны, кольца и нательные крестики. Бизнесмены пошли в гору – дают льготные проценты. Их услугами пользуются и те, кто еще не потерял работу.

«У меня муж на комбинате. 13 зарплату не выплатили, на 30% зарплату снизили», — жалуется Ольга Шафикова.

В Магнитогорске закрываются целые сети магазинов. Деликатесы портятся на прилавках.

«Мы перешли на дешевое растительное масло, до этого мы не возили такую группу товаров, весовые крупы, замороженную рыбу, дешевые рыбные консервы», — рассказывает Елена Грищенко, коммерческий директор торгового центра.

В барах и ресторанах – пустые столики. Средний счет упал вдвое. Рестораторы вводят антикризисное меню: снижают цены, уменьшая порции.

«Салатики от 80 рублей, горячее – от 120 рублей. Если раньше у нас самое дешевое вино стоило 550 рублей, сейчас 250 рублей», — говорит Андрей Сова, администратор развлекательного центра.

А вот комбинат если на хлебе и экономит, то на зрелищах – точно нет. Хоккейный клуб – неприкасаем. Бюджет на текущий сезон – 45 миллионов долларов. Это почти половина годового бюджета Магнитогорска. Команда – в прошлом чемпион Европы — о бедах города не догадывается.

«Пока клуб поддерживают, никаких задержек не было. Поэтому мне говорить тяжело об этом. Как в городе я не слышал, не знаю», — оправдывается Андрей Мезин, вратарь хоккейного клуба «Металлург».

Лучший бомбардир чемпионата России и любимчик магнитогорских фанатов чех Ян Марек не скрывает: столько денег у него никогда не было. За два года в Магнитке он заработал на дом в Праге. И кризис его не волнует.

«Всегда есть вопросы о деньгах. А что сделаете? Мировой кризис. И если об этом думать, то что? Ничего», — считает Ян Марек, нападающий хоккейного клуба «Металлург».

В последний месяц Магнитка получила новые заказы. Трейдеры начинают понемногу покупать. Вышли на объемы отгрузки в 700 тонн в сутки — вдвое меньше докризисного уровня. Но это позволило ввести в строй потушенные печи. Знаменитую «Комсомолку» — продукт одной из первых в СССР ударных комсомольских строек — две недели назад после реконструкции снова ввели в строй. Таким образом, на комбинате сейчас работает шесть печей из восьми.

В ближайшее время планируют задуть еще одну печь. Но стабильного спроса нет. Металлурги избегают обещаний и надежд. И не исключают, что печи придется снова тушить.

«Я думаю, что это все временно. По той причине, что автомобилестроительные заводы стоят, вагоностроительные заводы стоят, трубники работают не в полной мере, строительная отрасль стоит. И надеяться, что мы вернемся завтра-послезавтра на те объемы, которые были, конечно, в это мы не верим», — говорит Александр Маструев, вице-президент ООО «Управляющая компания ММК» по персоналу и социальным программам.

Магнитогорцы не ищут лучшей жизни и не уезжают. Да и бежать особенно некуда. Но молодежь уже посматривает в сторону Челябинска и дальше по карте. Ведь новые технологии, которые внедряются на комбинате, новых рабочих мест не сулят. Закон экономики.




Новости
RSS
Челябинская область
Административный центр
История Челябинска
Крупные города
География и климат
Экономика
История
Администрация области
Обратная связь
Каталог компаний







Яндекс.Погода


.